МОРИС БЛАНШО ОТСУТСТВИЕ КНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Leave a comment Share Link. Вот только Малларме еще не называет отсутствие книги — или же он распознает в нем лишь некую манеру мыслить Произведение, Произведение как провал или невозможность. Вовсе не Афродита небесная или ураническая, довольствующаяся лишь любовью к душам или мальчикам , не Афродита земная или площадная, влекущаяся лишь к плоти, включая и женскую плоть; вы — не та и не другая, вы — третья, самая безымянная и страшная, но именно поэтому и самая любимая. Он редко бывал на людях, несколько раз встречался говорил по телефону? Невыносимо то, что не отвечает на расспросы. Вот так и живут в этом замкнутом пространстве, протянувшемся от вечерних сумерек до утренней зари, эти два существа, стремящиеся отдаться друг другу полностью, без остатка, целиком, абсолютно, чтобы явить не их собственным, а нашим глазам это одинокое сообщество, негативное сообщество тех, у которых нет ничего общего. Сознание несовершенности происходит от его собственной неуверенности в самом себе и чтобы осуществиться ему необходимо нечто другое или некто другой.

Добавил: Munris
Размер: 58.12 Mb
Скачали: 14460
Формат: ZIP архив

Библиотека

И все же, пребывая рядом с корпусом творений, мы невольно, морисс даже просто своим чтением, вторгаемся в сферу биографии: Акт письма как безделье в активном смысле слова — это безумная игра, рисковая случайность между рассудком и безрассудством. Трояко — и совсем по-разному — можно вопрошать книгу.

Библиотека Гумер — философия.

В смерти, каковая выносится, стало быть, на белый свет негативной силой письма я говорю — читай, я пишу, эта женщина[31] становится реальной благодаря совпадающей своим пространством с пространством умирания литературе. И все же повествование, столь краткое и столь емкое, принимает наряду с этими категорическими утверждениями положения, которые нелегко ввести в столь несложную систему взглядов.

Дружба для Батая составляет часть «суверенной операции»; не ради красного словца его «Виновник» снабжен подзаголовком «Дружба»; дружба, по правде сказать, плохо самоопределяется: Кроме того, героиня открывает перед читателем суть одиночества — ведь он не знает, что сулит ему это недосягаемое тело — спасение от прежнего одиночества или, напротив, наступление нового и еще более худшего.

Пока не вернулся он — Джулиан Кейн, друг моего детства.

  АНДРЕЙ РАКИЦКИЙ ГИПНОЗ ОТ ПЕРЕЕДАНИЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Первые же строки «Виновника» свидетельствуют об этом безо всяких оговорок. Нехватка чувств, недостача любви равнозначны смерти, той смертельной болезни, которой незаслуженно поражен герой и которая вроде бы не властна над героиней, хотя она предстает ее вестницей и, следовательно, несет ответственность за эту напасть.

Соблазн двойной, без сахара СИ. Итак, послесловие, вопросительный, условный, самооспариваемый характер которого, чудится, снимается безусловной окончательностью навязанной здесь и сейчас ему роли — эпитафии.

Неописуемое сообщество

Увы, общим местом этой критики стало жесткое, достаточно волюнтаристское проецирование почерпнутых из однозначно истолкованной теоретической мысли Бланшо схем на податливую живую ткань его прозы — безо всякой заботы о возникающих натяжках и швах.

Но так или иначе, в течение ночей, которые она проводила вместе с любовником, она принадлежала к сообществу, она была рождена для сообщества, хотя в силу своей хрупкости, недосягаемости и великолепия чувствовала: Морис Мерло-Понти — Интенциональность и текстуальность: Ответ на него дается достаточно ясный: Что же призывает писать, когда прекращают навязываться книжное время, определяемое отношением начало-конец, и книжное пространство, определяемое развертыванием, исходя из некоторого центра?

Несовершенное существо не стремится объединиться с другим существом ради создания полноценной общности. Она роковым образом и как бы помимо нашей воли побуждает нас взять ответственность за другого, который влечет нас к себе тем сильнее, чем яснее мы чувствуем невозможность соединения с ним, так как он далек от всего, чем мы дорожим.

Журнальный зал: НЛО, №61 — ВИКТОР ЛАПИЦКИЙ — Послесловие [K Морису Бланшо]

Пьер Клоссовски [19] Как подступиться к подобному произведению и подобному творчеству? Критики в большинстве своем сходятся в том, что замысел романа — это история своего рода первого человека, обретающего в последних строках стыд Адама: Большое внимание — более чем правомерно — уделяет Сиксу и структуре родов употребляемых Бланшо ключевых слов, хотя подобные наблюдения разумнее проводить в масштабах всего корпуса его текстов.

Она — мгновение, когда сущность ночи близится как другая ночь. Будь мне позволено — но по нехватке средств об этом не может идти и речи — повторить ход рассуждении Жоржа Батая касательно сообществ, мне пришлось бы отметить следующие этапы: VОronique et les chastes.

  ЛИНА МУР ТАЙНЫ ТОРОНТО СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Время книги, определяемое отношением начало—конец прошедшее—грядущееисходя из некоего присутствия. Место рассказа Пустотность мест — Непостоянство почвы, переступание через порог ; 5.

Апатия, невозмутимость, отсутствие чувств и импотенция во всех ее формах не только не мешают отношениям между людьми, но и баншо эти отношения к преступлению, которое является крайней и если можно так сказать раскаленной добела формой бесчувственности. С уверенностью можно сказать, что герой-любовник, которому персонаж по имени «Вы» указывает, что рниги должен делать, занят, в сущности, одним только лице-действом. Все материалы на сайте размещаются его пользователями.

Тогда для молодого человека наверняка началась пытка несправедливостью.

Морис Бланшо «Отсутствие книги»

Читая этот отрывок, хочется отстраниться от сочетания некоторых кнниги в нем терминов величие, высотаибо речь в нем идет не о сообществе богов, а, тем более, героев и сильных мира сего как это часто случается у Сада, где поиски неумеренных наслаждений не ограничены смертью, поскольку причиняемая или принимаемая смерть доводит наслаждение до высшей точки, точно так же, как она вершит свою власть, замыкая человека в нем самом, тем самым давая ему возможность самовосторжения, присущего владыкам.

И однако я днем раньше, днем позже вернусь к этой теме. Зрение, взгляд, день, ночь. И тем не менее письмо первых табличек становится читаемым лишь вслед и благодаря их поломке — вслед и благодаря возобновлению устного решения, каковое отсылает ко второму письму, тому, с которым мы знакомы, богатому смыслом, способному на заповедь, всегда под стать передаваемому им закону.

Жорж Ьтсутствие всегда считал, что внутренний опыт был бы невозможен, если бы он ограничивался только одним человеком, способным нести его значимость, его выгоды и невыгоды: